04.03.2014 / Категория: Интервью / Просмотры: 1727 / Добавил: Rus
33-летний рекламщик из Москвы Максим Печеник собирается совершить кругосветное плавание на яхте и составить подробную инструкцию по организации подобного путешествия для всех, кто, как и он, устал от офисных будней и стремится увидеть мир. В команде Максима — его жена Наталья, старый друг Валентин и девушка Александра. Яхта, которая заранее получила имя «Гагарин», будет куплена на деньги от продажи двух однокомнатных квартир — в Москве и Челябинске. Недостающую сумму Максим надеется собрать с помощью добрых людей на Boomstarter. Будущий яхтсмен уже подал заявление на увольнение и получил залог от продажи квартиры. В марте экипаж планирует поехать на двухнедельное обучение в Турцию, затем, избавившись от имущества, отбыть в США, купить заветное судно и поплыть вдоль берегов Северной части Южной Америки. Примерный маршрут, придуманный Максимом, проходит вокруг всех материков и должен занять, по его мнению, около пяти лет. Корреспондент «Моей Планеты» встретился с Максимом и Натальей, чтобы выяснить подробности.



— Максим, со стороны ваш проект кажется полным сумасшествием. Почему вы решили все бросить и уплыть?

Максим: Я увлекаюсь всем, что дает адреналин: сначала были парашюты, потом прыжки с веревкой. Я всегда читал много книг про путешествия, а недавно прочел книжку про английского инженера, который на шестиметровой яхточке обошел вокруг Земли без подготовки. Я подумал: «Я ничем не хуже, я тоже хочу посмотреть мир» — и вдруг понял, что от мечты меня отделяет буквально шаг: я продаю квартиру, покупаю яхту, отдаю швартовы и плыву



— Но у вас же нет никаких навыков яхтсмена. Кто вы по образованию, чем занимаетесь?

Максим: Я закончил Челябинский университет, образования у меня два: «радиофизика и электроника» и «экономика и бухучет». Работаю руководителем отдела интернет-рекламы в одной компании недвижимости. Но я уже подал заявление об увольнении: с 7 марта не работаю.



— Наталья, я вижу, для вас это неожиданность?

Наталья: Для меня это новость! Я собираюсь подать заявление на отпуск, а тут, оказывается, уже подано заявление на увольнение.

— Как вы отнеслись к идее мужа, сразу приняли?

Наталья: Когда неожиданно возникла идея с яхтой, я сначала не восприняла ее всерьез. Потом, видя, что Максим заражается этой идеей все больше и больше, я, как женщина, конечно, проявила большую осторожность: ведь всю жизнь надо перевернуть с ног на голову. Был момент, когда я принимала эту идею в штыки. Но поменять ситуацию я не могла, пришлось поменять отношение к ней. Я подумала: жизнь одна, и она коротка, 99% людей проводят ее в офисе и на работе и лишь единицы — иначе. И решила, как жена декабриста, следовать за своим мужем.



— Расскажите немного о себе, чтобы понять, от чего вы уезжаете.

Наталья: Я родом из Самарканда, в Москве недавно, мне 26 лет, училась в Белгороде, образования два — журналистское и юридическое. Последние пять лет я живу в Москве. Работаю журналистом в одном из федеральных СМИ, занимаюсь политикой и международными отношениями.

— Не жаль бросать престижную работу?

Наталья: Я постараюсь протянуть максимальное количество времени. Мне не хотелось бы терять свою квалификацию, которой я дорожу. И несмотря на то авантюрное решение, которое мы приняли, я люблю свою работу и надеюсь, что буду писать в путешествиях что-то, что будет близко к моей теме.

— Максим, возможно, другие участники имеют отношение к морю? Кто они?

Максим: Увы, мы все типичный офисный планктон, всему будем учиться. Третьего участника зовут Валентин. Ему 28 лет, живет он в городе Челябинск. Это очень давний друг нашей семьи, тоже офисный планктон — работает в сфере интернет-коммерции. Он сейчас в серьезных отношениях, и его девушка Александра планирует последовать за ним. Мы с ней не знакомы, они недавно встречаются.

Наталья: Девушка еще учится и заканчивает аспирантуру. Если у нас на кону наша стабильная жизнь, то у нее на кону образование.

Максим: Она как раз психолог и будет писать диссертацию. Так что тут все хорошо — у нас штатный психолог на корабле.



— Вы не боитесь возненавидеть друг друга в этом путешествии? Эта авантюра станет испытанием и для вашего брака, и для дружбы.

Наталья: Мы женаты недавно — полтора года. И я уверена, что путешествие станет испытанием для наших отношений. Но быть может, это хороший повод проверить их. Надеюсь, мы выдержим.

Максим: Это однозначно будет испытанием для брака, я прочитал много форумов и книг. Там на некоторых форумах на нашу идею напали в плане того, что мы тут же разругаемся и выкинем друг друга за борт. Я понимаю, что это будет тяжело с психологической точки зрения, что мы будем друг к другу придираться больше обычного, ссориться чаще, но, я думаю, это первый этап. Как притираются детали и затем все идет гладко и хорошо, так и мы укрепим свои отношения.

— Максим, как вам удалось убедить участников последовать за вами и даже квартиру продать?

Максим: Как убедил? Она жена, у нее, по сути, не было особо выбора, как мне кажется. С другом семьи я знаком лет 15, и очень многое нас связывает — по сути, он мне как брат родной. Он такой же авантюрист по натуре, более спокойный, но легко заражающийся, легкий на подъем. Я ему рассказал, и он поднялся.

— А что сказали ваши мамы, когда услышали ваш план?

Максим: Сказали: о боже! о ужас! на кого же вы нас покинете, вы смерти нашей хотите!

Наталья: Мамы, конечно, были, мягко говоря, в шоке. Сначала это была массовая истерия. Они прибегали ко всевозможным аргументам: что мы заболеем, умрем и их оставляем. Потом они смирились с этой мыслью и сейчас воспринимают спокойно.

Максим: Я для родителей специально изучал статистику: из 100 000 яхтсменов по статистике погибает пять, из 100 000 людей на земле от бандитов и грабителей погибает 36 человек, от ДТП — 38, от пожаров — пять. То есть в сумме жить на яхте в 30 раз безопаснее, чем остаться здесь. По-моему, без вариантов: надо брать и уходить.

— Реакция друзей? Не было желающих присоединиться?

Максим: Друзья знают, что характер у меня далеко не сахар и выдержать меня не каждый способен, потому что я очень авторитарно начинаю общаться с людьми, особенно в поездках.

Наталья: Даже самые близкие друзья крутили пальцем у виска. Никто, кроме Валентина, нас не поддержал: никто не готов бросить привычный образ жизни и отправиться в неизвестность.



— Наталья, вам, как женщине, не жалко все бросать? Куда же теперь все нажитое имущество?

Максим: Старые вещи — на помойку.

Наталья: Я на самом деле не так просто отношусь к вещам, как Максим. Мы не так давно женаты, мы только начали свой быт, у нас все еще такое новенькое, хорошенькое! Посуда, мебель, полочки, вазочки — мне все это, как женщине, очень дорого. И мне, конечно, немножко жалко со всем расставаться. Куда девать — непонятно. Часть отдадим родителям, часть запакуем — куда-нибудь поставим к родственникам, часть раздадим. Родители живут не в Москве, переправить груз — проблема. Гардероб тоже с собой не потащу.

Максим: Он тебе не понадобится.

Наталья: Да, все мои платья, и туфли на каблуках, и шубы — больше мне ничего этого не будет нужно. Пока сложу, мало ли… Вдруг мы из этого приключения довольно быстро вернемся и мне еще все пригодится.

— То есть вы все-таки надеетесь, что не получится?

Наталья: Это невозможно исключить.

— Постойте, вы уже всюду заявили о проекте и в то же время у вас есть план "Б"?

Максим: Это у нее есть план. У меня его нет, и я назад не собираюсь.

— Куда же вернется молодая жена, если ей все надоест?

Максим
: Какая жена уйдет от мужа и бросит его? Она должна, как декабристка, быть рядом. Лично я не вижу ни одной причины, по которой мы не поедем, кроме смерти.

Подготовка

— Давайте поговорим о практической стороне вопроса. Как будете воплощать в жизнь ваш авантюрный план?

Максим: Этот план кажется авантюрным даже нам, я сейчас начинаю совершать практические шаги дальше написания в блоге — размещения фотографий и постов. Я поставил квартиру на продажу, взял залог, написал заявление на увольнение, написал о проекте во всех соцсетях, рабочих контактах — по сути, я разрушил все мосты. Я понимаю, что без обучения никуда, поэтому мы договорились со школой — будем обучаться. Но мы понимаем, что две недели не сделают из нас океанских путешественников. Поэтому мы планируем купить катамаран на южном побережье США и первые полгода ходить у Северной части Южной Америки, где поспокойнее, — аккуратно вдоль берега. По идее полученные права должны дать нам базовые знания, что позволит ходить от порта до порта без приключений.

— Как вы будете делить обязанности на корабле и распределять роли?

Максим: В марте мы едем коллективно обучаться в Мармарис в Турцию, там произойдет первая притирка экипажа и, я думаю, роли распределятся сами собой. Я, наверное, оставлю за собой роль капитана и кока по особо экзотическим блюдам.



— Наталья, наверное, бытовая сторона ляжет на вас? Как вы себе представляете быт на яхте?

Наталья: Я на самом деле готовить не очень люблю. Но понимаю, что от этого никуда не деться. Недавно я с удовлетворением узнала, что будет как минимум еще одна девушка. И я так надеюсь: поскольку я буду участником обучения, а она нет, то я буду управлять яхтой. С парусами возиться мне будет гораздо приятнее, чем со сковородками. А она будет заниматься кулинарными и бытовыми вопросами.

— Почему вы так спешите с обучением и не хотите пойти на более длительные курсы?

Максим: А если перегорим? Мы придумали план в ноябре и уже многое изучили.

— Как будете выживать в море? Как для начала справитесь с морской болезнью?

Максим: Первое, что мы изучили, — это морская болезнь. И меня, и Наташу укачивает мгновенно. Но все источники сходятся в том, что любой человек адаптируется за четыре дня максимум. Четыре дня поблевать за борт — и потом все нормально. Поэтому мы готовы к неприятному времяпрепровождению эти четыре дня. Почитали советы и, когда не ленимся, делаем специальные упражнения в фитнес-клубе.

— А что будете делать, если яхта сломается в море?

Максим: Да, меня все предупреждают, чтобы мы не питали иллюзий, будто мы просто поплывем. На яхте всегда будет что-то ломаться, надо будет руками что-то делать. И с этим, кстати, большие проблемы: у меня руки растут из одного места, я привык к клавиатуре и мышке, и делать что-то руками мне сложно. Собираюсь подойти серьезно. Прежде чем выйти и поплыть, я собираюсь руками перебрать двигатель, минимальный ремонт совершить — после этого, естественно, приглашу мастера посмотреть, что я сотворил с этим двигателем. Минимальный ремонт я должен буду научиться делать, прежде чем мы в дальний поход пойдем.

— Чему еще предстоит научиться?

Максим: Научиться выбирать яхты — нужно минимальное понимание, чтобы нас не обдурили. Разобраться с документальной частью вопроса: как ее регистрировать, под каким флагом плавать, потому что, оказывается, под русским флагом просто так не поплаваешь — для этого надо как минимум вернуться в Россию и заплатить кучу денег, чуть ли не полстоимости яхты. Рассматриваем три варианта: американский флаг (штат Делавэр свободно раздает флаги), Панама и Барбадос.

— А если на месте окажется, что плавать на яхте сложнее и вам не по плечу? Такого варианта не рассматриваете?

Максим: В этом мире нет ничего, что мне не по плечу. Если я решу чего-то добиться, то я всего и всегда добиваюсь. Тут без вариантов.

— Максим ничего не боится. А вы, Наталья, чего больше боитесь в море: акул, пиратов, штормов, качки, болезней, проблем во взаимоотношениях?

Наталья: Я не то чтобы боюсь, но все это держу в уме. Шторма и пираты пугают больше всего. Болезни тоже вещь неприятная, особенно неизвестные. Мы возьмем с собой чемодан лекарств. Да, и вопрос взаимоотношений на судне тревожит — чем больше людей, тем больше разногласий может возникнуть.

— Расскажите поподробнее о бюджете путешествия. Хватает на яхту?

Максим: Мы планируем продать однокомнатную квартиру, и друг тоже продаст квартиру в Челябинске. Вместе получится около $100 000, после того как мы расплатимся с кредитами. Яхта, которую мы хотим, стоит порядка 4–6 млн руб. На Boomstarter мы заявили, что нам не хватает $20 000, на самом деле не хватает $50 000 — 60 000, чтобы купить то, что нас полностью устроит. Сейчас пытаемся найти спонсоров под проект. Но даже если мы не найдем, то поплывем — просто на меньшей и более старой лодке.

— Когда стартует кругосветка?

Максим: Начало планируем на май. Потому что нас тут просветили, что на Карибах сезон ураганов начинается в июне. Это нас напрягло, поэтому мы хотим уйти поближе к экватору, чтобы учиться в спокойной обстановке.

— Какие места посетите для начала?

Максим: Для меня в южной части Америки существует четыре знаковых точки. Самая знаковая — Мачу-Пикчу в Перу, все эти инковские развалины, пустыня Наста. Вторая точка — самый высокий водопад в мире, Анхель в Венесуэле. Третья — мы хотим доплыть к истокам Амазонки, насколько нам катамаран позволит. Четвертая — мыс Горн, то, что для любого моряка является Меккой. Вообще наш план — не обогнуть мир за 80 дней, а путешествовать из порта в порт и снимать окрестности. Проехали километров 200–300, встали в порт и обследуем вокруг километров 200–300.

— У вас с Натальей есть совместный опыт путешествий, вам комфортно вместе отдыхать?

Максим: Мы были в Испании, Германии, Таиланде, Камбодже, Сингапуре и на Филиппинах. На самом деле одна из причин путешествия — то, как мы проводим наши отпуска. Потому что Наташа больше любит спокойный отдых: пляжи и купание. Я пляжи не люблю и просто купаться не люблю, мне всегда надо куда-нибудь бежать, лезть на гору, в пещеру, по всяким подвесным дорожкам. За две недели отпуска страну толком посмотреть не успеваю. Еду домой и понимаю, что не увидел многие места и что в этой стране больше не побываю, потому что есть еще 160 стран, которые нужно посетить. И обидно обоим. Наташе обидно, потому что я не дал ей полежать на пляже. Мне обидно, потому что она мне своими пляжами не дала посмотреть интересное. И все плохо. А так ты аккуратно плывешь на яхте, никуда не торопишься, дом под тобой — остановился, изучил все, сел в дом и поплыл дальше. Если кто-то устал и не хочет никуда идти, может остаться на яхте.

Будущее



— Как вы представляете ваше будущее? Что будет после возвращения?

Максим: Я не загадываю далеко. В процессе плавания я намерен изучать разные этнические ремесла, погружаться в культуру, и кто знает, что мне понравится. Мы получим новые навыки, новые профессии, все будем с капитанскими корочками наивысшего уровня. Сможем хоть тренировать людей, хоть свою школу отрывать. Сейчас я атеист, кто знает, может, я стану шаманом, индейцем, с бубном буду прыгать после посещения Америки. Я знаю таких людей, которые путешествовали и им нравилась страна настолько, что они там оставались.

Наталья: Я хочу добавить — мы вовсе не бежим из России, у нас нет ощущения «мы не хотим жить в этой стране». Мы любим эту страну, и русский язык, и культуру. Если получится, мы будем ее продвигать в других странах. Мы хотим плавать под русским флагом в том числе, и наша яхта будет называться «Гагарин», в честь великого русского космонавта. Мы не отказываемся ни от чего русского. Может быть, вернемся в Россию, поняв, что нам ничего в мире больше не нужно, кроме России-матушки.

— А как насчет рождения детей? Вы не планируете завести их в ближайшие пять лет?

Наталья: Мы хотим детей и собирались их завести. И если бы у нас появились дети, мы бы, конечно, никуда не поехали. Пока мы этот вопрос отложили на пару лет.

Максим: В крайнем случае существует план Б. Если Наташа забеременеет, временно отправлю ее к родителям под надзор. Мы изучали материал и знаем, что есть кругосветчики, которые путешествуют с детьми, и даже есть семьи, у которых дети родились прямо на яхте. Ребенок растет в более социальной среде — он будет более космополитичен. Будет говорить на многих языках. Не будет зашорен, в отличие от нас, будет гражданином мира.

— А если захочется вернуться, где будете жить, учитывая, что продали квартиру?

Максим: А кто сказал, что мы вернемся? Но если когда-нибудь завершим проект, просто продадим яхту.

Наталья: Мне, честно говоря, очень сложно загадывать. Не представляю, сколько месяцев, лет это может продлиться.



— То есть вы готовы на яхте всю жизнь прожить?

Максим: Недавно я общался с капитаном яхты «Барбос» Филом — это семья, которая два года назад продала квартиру в Москве, купила катамаран и сейчас живет в Средиземноморье, в основном в Италии, и счастливо живет. Конечно, мы оставим подстраховочную сумму — у нас будет доля в квартире. Это квартира, часть которой мы можем сдавать и которая будет помогать нам в бюджете.

Люди на борту

— Еще вы планируете принимать гостей на яхте. Это будет за деньги?

Максим: Мы будем приглашать жертвователей на Boomstarter неделю или две гостить у нас. А что касается других, мы не хотим превращаться в коммерческий проект, мы все-таки делаем это для себя и для людей, чтобы показать мир в видеороликах и статьях. Но проекту нужны волонтеры. Если кто-то будет активно участвовать в жизни проекта и помогать — безусловно, мы готовы в награду за бескорыстную помощь проекту принимать в гости.



— В подготовке вы полагаетесь на советы людей. Были среди них полезные?

Максим: Безусловно, очень полезно общаться с профессиональными яхтсменами. Очень негативное мнение у меня сложилось о форумах: такое место, где все тебя хотят опустить, оскорбить, наговорить гадостей, высмеять, сказать, какой ты глупый и тупой. Такое ощущение, что все они родились в морской форме. Недавно на форуме написал один: «Смотрите, какой проект, они точно утонут, давайте посмеемся, ха-ха-ха». Первое, над чем смеялись, — над маршрутом, проходящим через Суэц, сказали, что там пираты и только караванами можно ходить со специальным сопровождением. На тему штормов мне понравилось высказывание одного из яхтсменов. Когда его спросили, что самое опасное в яхтах, он сказал: «Самое опасное — доехать до яхты и выйти в море». Потому что нормальный яхтсмен смотрит прогноз погоды, планирует маршрут. Есть высказывание: «Что делает капитан в шести-восьмибалльный шторм? — Сидит в кабаке и пьет пиво». У нас будет два длительных заплыва: через Тихий океан и через Атлантику, и там никак не прошмыгнешь вдоль берега, но это не проблема первого года.

— Максим, вы хотите и других вдохновить на подобную авантюру? Хотите, чтобы все продали квартиры и отправились бороздить океан?

Максим: Ну вот два года назад про дауншифтеров говорили, что это странные, больные люди, и над ними все смеялись. Сейчас дауншифтят все кому не лень. И среди моих друзей, которых я знал как нормальных цивилизованных людей, теперь есть дауншифтеры. Нормальное явление, модное. Соответственно, сейчас обычных людей среди яхтсменов мало, мы покажем, как это сделать, создадим подробную инструкцию, покажем фильм об этом — и их тоже станет много.

Наталья: Мы угроза экономическому состоянию страны: все бросят работу и уедут в море.

— То есть приносить пользу обществу не собираетесь?

Максим: А вы считаете, рекламщик приносит пользу обществу? Рекламные кампании — это как минимум 3% стоимости товара. Если мы все пойдем в море, цены опустятся на 3%.



Сайт Максима Печеника: http://3gagarina.ru/
Источник: http://www.moya-planeta.ru
Комментарии (0):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]